aif.ru counter
73

Борзописец из Вулканного

Наш современник Василий ШИРЯЕВ - человек уникальной профессии. Он литературный критик, возможно, единственный на Камчатке. Его печатают толстые журналы.

Наш современник Василий ШИРЯЕВ - человек уникальной профессии. Он литературный критик, возможно, единственный на Камчатке. Его печатают толстые журналы.

Еще Василий - полиглот. Он читает на английском, немецком, французском, польском, испанском и белорусском языках - без словаря. Со словарем - на португальском, итальянском, сербском и румынском.

Произведения В. Ширяева знают не только на Камчатке, но и за ее пределами. Дважды его приглашали на Всероссийский фестиваль молодых поэтов и писателей, который проходит в подмосковном пансионате "Липки".

Несмотря на многочисленные дарования, критик ведет скромный образ жизни - проживает в поселке Вулканный, работает сторожем в местном клубе. А в свободное время при помощи Интернета общается с коллегами из разных регионов России.

Недавно Василий учредил премию для литературных критиков. Она так и называется - "премия им. В. Ширяева". Лауреату большой ширяевской полагается приз - две бутылки водки и три килограмма балыка...

Корреспондент "АиФ-Камчатка" встретился с литератором, чтобы поговорить о его жизни и творчестве. А также узнать некоторые особенности литературного бытия в нашей стране...

Чья мать анархия?

- Василий, почему тебя увлекла именно литературная критика?

- Это естественным образом получилось. Я всегда много читал. Причем одновременно по нескольку книг. И вот однажды утром проснулся и понял, что вообще не помню, о чем читал вчера. Пришлось прочитанное конспектировать, записывать все на каком-то рулоне от компьютера.

Возникла вторая проблема - я не мог разобраться в своих записях. Тогда начал их структурировать, цифровать - так стали получаться статьи.

А как-то мне дали почитать двухтомник анархистской мысли. Я его законспектировал, оформил в статью и запузырил куда-то в Интернет. Материал вышел где-то на трех или на четырех сайтах под названием "Чья мать анархия?". Так и стал критиком...

Я даже премию получил им. Демьяна Бедного, правда, не за критику, а в номинации "Эссе". Награду - книгу Мао Цзэдуна - мне должны были вручить в Москве на Цветном бульваре, в трескучий мороз. Но я на церемонию не поехал.

- Ты дважды представлял Камчатку на литературном фестивале в Липках. Расскажи об этом подробнее...

- Фестиваль проходит с 2000 года. Его организует Фонд Филатова - это такой крупный чиновник был при Ельцине. На фестиваль съезжаются молодые писатели со всей страны. Я послал на конкурс свои критические статьи, и меня сразу же пригласили...

Вообще-то, я и стихи могу писать, и прозу. Но я специально отправил именно критику. Потому что это выгодно. Прозаиков много, поэтов еще больше, а критиков - единицы...

Фестивали в Липках проходят интересно. Участникам оплачивают проживание в пансионате и шведский стол. Спиртное приходится покупать за свой счет. Причем до магазина надо идти километра два. В принципе, ничего. Но поэтам, мне кажется, тяжело. Они там бухают до утра. Мне в этом плане проще. Я из-за разницы во времени в 9 вечера уже спал. Но общение все равно было хорошее. В Липках можно познакомиться с редакторами серьезных журналов. Я, например, сейчас буду печататься в "Вопросах литературы", сокращенно - "ВопЛи". Это самый авторитетный литературоведческий журнал. Его на кафедрах в университетах выписывают. У нас, например, никто из преподавателей литературы из КамГУ в "ВопЛях" не печатается, а я буду!

- Ты хорошо проявил себя на фестивале?

- Я, можно сказать, "порвал" всех. У меня, понимаешь, критика нестандартная. Я критикую критиков. Еще я пишу критику на философские книжки, на учебники и т. д. Считаю, что в статье обязательно должен быть анекдот, а лучше - два. А еще лучше какой-нибудь отсебятинки подпустить. Чтобы читали...

Еще я пишу критику в форме словарей. Есть много словечек непонятных - новый реализм, паралитература, еще какая-нибудь хрень. Я их собираю и делаю словари. В литературном журнале "Урал" у меня скоро выйдет словарь ругательной лексики. Там не просто матюки, а слова, которые в разное время использовались в критических статьях.

- Сложно попасть на страницы литературного журнала?

- Это технический вопрос, в "Урале", допустим, надо связываться с замредактора, по объемам согласовывать. Хотя объемы - не так уж важны. Главное - писать поборзее. Сейчас в ходу генетически модифицированные жанры. Писатель Лукошин, например, делает романы-комиксы. Правда, без картинок. Это, конечно, минус. Но зато у него короткие фразы. Я всем говорю, ребята, пишите короче, чтобы в предложении было максимум четыре слова и без прилагательных.

Хорошая работа

- Василий, ты свою дальнейшую творческую жизнь как представляешь?

- Во-первых, хочу, чтобы администрация края забашляла за мою поездку в Липки... Ну и есть мысли - валить отсюда... Например, в Канаду. Или в Нидерланды. Ну или в Москву, в Ленинград... Хотя мне и на Камчатке нравится. Но здесь сложно пробиться. Тем более что я живу далеко - в поселке Вулканный. Я сейчас сторожем работаю в клубе, получаю пять тысяч в месяц. Хорошая работа. Лежишь, книжки читаешь. Если бы еще гопники рядом с клубом не шумели...

- Мешают работе?

- Не особенно. Но бывает, стекла побьют из воздушки, двери поломают.

- Ты их гоняешь?

- Иногда выхожу, пожурю их.

- Они ведь и побить могут?

- Ну там ведь не футбольные фанаты. Дети, лет по 16-17. Я для них уже старый, мне 32 года... Хотя когда они нажрутся, становится страшновато...

Статья должна буровить

- Зачем вообще нужна литературная критика?

- Во-первых, чтобы я ее писал и получал за это деньги. А во-вторых... Писатели длинно пишут. Я всегда говорю - хорошая критическая статья не та, после которой ты побежишь покупать книгу. А та, после которой чувак сам станет писать статью. Она должна буровить...

- Критика нужна, чтобы буровить?

- А зачем нужна литература, письменность? Мы идем к тому, что грамотность падает, а народ общается какими-то картинками. Говорят, в Англии люди есть совершенно неграмотные, отправляют ММС, а писать уже не могут. Даже СМС отправить не в состоянии. А литературная критика поддерживает письменность.

- Сегодня книги-то никто не читает, кто же будет критику читать?

- Высокую литературу, действительно, читает один процент населения. Зато есть Живой журнал в Интернете.

- Конечно, пока люди не забыли, как на бумаге из букв составлять слова, они будут писать в Живой журнал. Графоманов у нас всегда хватало...

- Я тебя понимаю. Но ЖЖ - это живая литература, ее дети читают...

В клубе, где я работаю, иногда подслушиваю разговоры гопников. Некоторые гопники, как я понял, умеют читать. Иногда они начинают рассуждать о серьезных вещах - о тачках, о жизни.

Был случай, что один взрослый уже гопник сказал: "Сейчас я вам прочту два стихотворения, а вы решите, какое написано в начале двадцатого века, а какое недавно". И они начали спорить. Полчаса спорили! Выяснилось, что чувак прочел одно стихотворение Есенина, а другое - свое.

Так что литература все-таки живет в массах...

А что касается меня, то я сформировался в 90-е годы. У меня идеал в жизни - ничего не делать. Но с другой стороны - это развращает. И иногда хочется что-то сделать. А кроме как писать и читать я ничего больше не люблю, да и не умею...

ИЗБРАННОЕ

Пуст карман наточен топор

Время пришло бей в барабан

Важнейшее искусство для нас рок-н-ролл

А важнейший спорт классовая борьба

Во время атаки мы песни поем

Классовый враг прижат к стене

И нету жалости в сердце моем

Потому что сердца нету во мне

(Из стихотворения В. Ширяева "Оборона Петропавловска")

Смотрите также:

Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что грозит камчатцам за срубленную в лесу ёлочку?
  2. Сколько дней камчатцы будут отдыхать на новогодние праздники в 2019 году?
  3. За какие действия ночью могут оштрафовать жителей Камчатки?