Дарья Антонычева 0 504

Из караоке в капеллу. Где камчатские рокеры черпают вдохновение

Капелла даёт колоссальный опыт и рок-музыкантам.

Репетиции отнимают много времени.
Репетиции отнимают много времени. © / Из личного архива

Вокалист Камчатской хоровой капеллы им. Евгения Морозова, солист рок-группы«Meteoras» Никита Масякин уверен: качественно записать песню можно и дома на коленках. Если у тебя есть руки и желание, получится маленькая, но вкусная «конфетка».

Музыка для души

Любовь к музыке передалась Никите от отца, Александра Сергеевича, который в молодости играл на гитаре и пел в собственной группе. Несмотря на то, что его музыкальная карьера закончилась рано –после армии он забросил своё творческое увлечение, выбрав путь военного, чтобы обеспечить семью, –дома для души всё равно играл.

- С детства в доме играла музыка, в основном старая, и папа рассказывал про группы, такие как «DeepPurple», «PinkFloyd» и многие другие. Я рос на этой музыке, и, чтобы не сидел без дела, в 10 лет меня отдали в музыкальную школу, где три года занимался на фортепиано. Учился, что-то даже получалось, но тогда мне это было не особо интересно, поэтому всё благополучно забросил и забыл. Но всё равно постоянно что-то напевал, очень нравилось петь караоке. Помню, дома устраивал концерты и пел песни «Сектор Газа», тогда я знал только эту рок-музыку. Орал их матерные песни, родители смеялись, а я даже не понимал, что пою (смеётся).

Позже я познакомился с Максимом Сальным, у которого практически такая же история была с гитарой, как и у меня с фортепиано: ему не очень нравились занятия. Но спустя время он просто взял инструмент и начал играть для удовольствия. И мы дома с помощью диктофона и программы, делающей биты, записывали песенки собственного сочинения. Максим придумывал музыку, я – слова. Я ревел в диктофон, он играл. Это было простым детским дурачеством, но я уже тогда мечтал о чём-то большем.

Дарья Антонычева, kamchatka.aif.ru: И как детское увлечение переросло в серьёзное занятие музыкой?

Никита Масякин: Уже будучи студентами мы продолжали заниматься музыкой, но всё также на уровне хобби. И ради того, чтобы перейти на новый уровень, я решил заняться вокалом и пошёл в хор «Avis» к Марии Бароненко. Она большой профессионал своего дела, показывает, как любители иногда могут класть на лопатки серьёзных исполнителей. Было очень страшно, но она всему научила и голос мне поставила.

И так совпало, что в это же время товарищ познакомил меня со своим одногруппником, который искал вокалиста. Я приехал на репетицию, спел пару песенок, которые заранее выучил, и ребятам понравилось. Так появилась наша первая настоящая группа «BrainEaters». В основном перепевали классический рок: «AC/DC», «BlackSabbath», MickJagger. Пытались создавать и своё: были две готовые песни и третья «полурождённая».

Живой звук

- Всё оставалось на уровне репетиций?
 

- Нет, выступали довольно часто. Тогда ещё не было такого количества барных групп, да и старый рок почти никто не исполнял. Многим людям нравилась наша музыка:нас приглашали и на свадьбы, и на концерты в кафе, клубы. Иногда сами договаривались с заведениями о возможности выступить, устраивали батлы с другими коллективами. Было много шума. Тогда барная музыка на Камчатке только зарождалась. Это сейчас ребята-музыканты получают деньги за свои выступления, а в то время копеечка падала в карман исполнителей довольно редко.

- Камчатская публика, она какая?

- У нас публика ленивая, долго раскачивается. Невозможно заранее предугадать, сколько людей придёт на твой концерт: в прошлом месяце ты собрал полный зал, а в этом хорошо, если несколько человек придут. Поэтому и некоторые известные музыканты отменяли свои концерты у нас в крае - не покупали билеты на их выступления. Это особенность Камчатки - билеты раскупаются, в основном, в последний день. А ведь нужно понимать: чтобы что-то получить, нужно это поддержать, показать, что тебе интересно. И касаетсяэто не только музыки.

Старый рок почти никто не исполнял.
Старый рок почти никто не исполнял. Фото: Из личного архива

- Как появилась группа «Meteoras», в которой ты выступаешь сейчас?

- Наш басист Артём Герус параллельно играл в другой группе со своим одногруппником –гитаристом Ярославом Кобзоном. В какой-то момент ребята остались без вокалиста и барабанщика. И я стал выступать на две группы. А со временем в «BrainEaters» начались напряги, складывалось ощущение, что всем всё немного поднадоело. И группа распалась. Так мы втроём – басист, гитарист и я –начали играть в«Meteoras» (от греч. - подвешенный в воздухе). Перевод этого красивого слова достаточно хорошо нас описывает, как музыканты, мы чувствуем себя в подвешенном состоянии.

Позже нашли барабанщика Владимира Ярмака, и завертелось: репетиции минимум два дня в неделю по 3-4 часа. Мы постоянно изучаем новое и потихоньку растём, потому что хотим серьёзно раскрутиться. Хочется иметь возможность заниматься музыкой постоянно. Не распыляться на работу, а просыпаться утром и понимать, что у тебя есть одно дело.

Недавно сводили с ребятами песню: слушали, делали пометки, что-то меняли, переставляли, резали, и поймал себя на мысли, что я сейчас там, где хочу быть и делаю то, чем хочу заниматься – слушать себя на записи и говорить: «Вот это ужасно получилось, давайте переделаем».

- Реально ли на Камчатке зарабатывать на жизнь музыкой?

- Смотря что ты играешь. Исполнять на Камчатке музыку собственного сочинения крайне тяжело, кавер-группы же имеют достаточный успех. Например, коллективы, выступающие в местных барах. Если у группы интересная подача, то её приглашают и на свадьбы, и на корпоративы.

Ребята часто выступают на концертах.
Ребята часто выступают на концертах. Фото: Из личного архива

Нагрузка на связки

- Всё начиналось с неуверенных шагов, а закончилось участием в хоровой капелле. Как так получилось?

- Параллельно с участием в группе я продолжал ходить в хор к Марии Бароненко. Спустя четыре года наших занятий, она ушла в декретный отпуск, распределив своих подопечных по другим коллективам. В это время как раз шёл набор в капеллу, и Мария предложила мне и ещё одному парню сходить на прослушивание. Мы подошли.

В капелле я уже три года, и это колоссальный опыт. Евгений Морозов был настоящим лидером, который наставлял нас не только как работников капеллы. С первого взгляда было понятно, что человек страдает по музыке, боготворит её и делает с ней интереснейшие вещи. Это завораживало. Было интересно, иногда жёстко, но такого опыта больше нигде не получить.

Капелла отнимает много времени и сил, но при этом даёт огромный рост. Порой занятия 3 дня в неделю по 3 часа мне туго даются, всё-таки я не профессиональный музыкант. И стараюсь иногда не так сильно, как требуется, потому что сил уже не хватает. Но даже просто, присутствуя,на репетициях, ты уже растёшь. Плюс благодаря капелле я могу привносить что-то новое в свою группу, многое черпаю там. А с приходом нового руководителя Василия Князева я снова вспомнил, что такое настоящая нагрузка на связки. Он яркий пример того, каким должен быть дирижёр. 

Досье
Никита МАСЯКИН. Родился 23 декабря 1990 года в Комсомольске-на-Амуре. Солист рок-группы «Meteoras», которая существует четыре года, и тенор Камчатской хоровой капеллы им. Евгения Морозова. Не женат.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда и где на Камчатке будут раздавать георгиевские ленточки?
  2. Почему в России заблокировали мессенджер Telegram?
  3. Что такое «плоский» тариф, и кто может им воспользоваться?