aif.ru counter
Елена Крайняя 0 141

Атаман – о возрождении казачества, патриотизме и чести

Атаман, педагог и писатель предпочитает жить по законам чести.

«Союз казаков России - наша «альма-матер».
«Союз казаков России - наша «альма-матер». © / Виктор Гуменюк / Из личного архива

Геннадий Струначёв-Отрок – одна из самых ярких личностей на камчатском небосклоне, человек многих ипостасей, в каждой из которых он талантлив, упрям и успешен.

Штурман и капитан, он 18 лет бороздил окрестные моря и океаны на рыболовецких судах. В перестроечные годы ворвался в журналистику, бросив вызов системе приписок на флоте – и доказал свою правоту! Потомок донских казаков, а ныне – атаман Всекамчатского Союза казаков России, он без лишнего пафоса продолжает отстаивать право своего народа на возрождение.

Мало кто знает, что Струначёв-Отрок закончил филфак Камчатского пединститута, и не напрасно: Геннадий Яковлевич много работает с детьми – учит начинающих литераторов в писательской «Светёлке», возродив студию «Земля над океаном», даёт подросткам уроки каратэ, в казачьем лагере – готовит пацанов к службе в армии. И, конечно, Струначёв-Отрок – замечательный, читаемый, любимый многими поэт и прозаик, автор нескольких книг. А книги его, как зеркало: многое могут рассказать об авторе – романтике и патриоте, предпочитающем жить по законам чести.

15 мая в Камчатской краевой библиотеке прошла презентация поэтического сборника Струначёва-Отрока «Время и стекло», куда вошли стихи разных лет. Выход книги стал подарком к 65-летию автора, как и то, что он недавно был единогласно принят в Союз писателей России.

Стану писателем!

Жизнь, не скупясь, то и дело подкидывала Струначёву-Отроку новые виражи и повороты судьбы, но это, согласитесь, происходит только с теми, кто таких перемен по-настоящему ищет. Он родился в селе Гречихино, на реке Медведице, впадающей в Дон. Говорит, что детство его было вольным и солнечным. И тогда же, мальчишкой, он заболел морской романтикой. Успешно окончил судоводительское отделение Ростовского-на-Дону мореходного училища Министерства рыбного хозяйства СССР. В курсантские годы, на практике, побывал на Чёрном и Каспийском морях, рыбачил на РТМе «Орион» Калининградской базы китобойного и тунцеловного флота «Дружба» в Мексиканском заливе, заходил на Кубу…

Елена Крайняя, kamchatka.aif.ru: Тогда же ты и начал писать стихи, морская романтика тому причиной?

Геннадий Струначёв-Отрок:  В писательство я пришёл через отца – Яков Васильевич всегда писал стихи. Он оставил мне два чемодана рукописей. И первые книги я издавал вместе с отцом и его лучшими стихами... Отец был учителем начальных классов в сельской школе. Время послевоенное, в семье пятеро детей. Мы жили за счёт натурального хозяйства – держали двух коров, коз, маленькое стадо баранов. Отец публиковался в альманахе «Литературный Сталинград» в 1948 году стихотворением «Возвращение с фронта». В сентябре 1950 года принимал участие в творческой конференции писателей Поволжья, проводившейся в Сталинграде под руководством Ф. И. Панфёрова, лауреата Сталинской премии, но профессиональным поэтом так и не стал. Потому что для этого надо постоянно держать связь с литературной богемой, а большая семья поглотила весь его поэтический талант. Для поездок на писательские семинары нужны были средства.

Но он продолжал писать стихи, вставая для этого в 4 часа утра и навешивая над лампой абажур, чтобы не будить светом нас, детей. Мать, Матрёна Петровна, постоянно пилила его за ночные «стихоплётства». Иногда стихи печатали в районной или областной газетах. Любой успех, любая публикация, вдохновляли его, и он писал, до самой смерти. Я видел, как он упорно бьётся, и решил продолжить в будущем его писательское дело: вот только наберусь жизненного опыта, найду свою тему и осуществлю через себя его мечту.

В курсантские годы из каждой практики я привозил разудалые, нарочито юморные вирши о наших походах. Однокурсники неподдельно ржали, слушая мои поэмы, переписывали, заучивали их и отправляли домой, своим друзьям. Меня это вдохновляло…

В августе 1973 года, перед распределением, курсант Струначёв-Отрок решил, что Европа – пройденный этап, и выбрал самое дальнее направление – на Камчатку, в рыболовецкий колхоз «Красный Октябрь», село Усть–ХайрюзовоТигильского района. Приехавший с ним однокурсник, Евгений Новиков, отработал, как положено, 3 года и уехал. А Геннадий остался…

Атаман Струначёв-Отрок в юности.
Атаман Струначёв-Отрок в юности. Фото: Из личного архива

Бомба на всю страну

- Начал я работать в колхозе, а потом, после двух преобразований камчатской рыбколхозной системы, дошёл до АКРОСа. Обошёл воды от Чукотки до Сангарского пролива в Японии, побывал в Корее, Китае. А потом ещё сделал два дальних вояжа в Русскую Америку (Алеутские острова, Аляску), США и Канаду на яхтах «Тарпон» и «Камчатка». И жизнь, и творчество посерьёзнели. Свои стихи отсылал в «Камчатскую правду», где их рецензировал поэт и журналист Владимир Науменков. Сначала он их критиковал в ежемесячных поэтических обозрениях, а потом стал печатать.

Первое стихотворение Струначёва-Отрока было опубликовано в апреле 1980 года. А затем редактор газеты Николай Канищев предложил Геннадию попробовать себя в журналистике – писать вести с промысла. Геннадий Яковлевич начал выдавать и статьи, и очерки, благо между вахтами было свободное время. Да с таким энтузиазмом, что в январе 1989 года редактор выписал Струначёву-Отроку диплом, как самому печатающемуся внештатному корреспонденту. А потом, вспоминает Геннадий Яковлевич, нагрянула перестройка, будь она неладна…

- Я уже ходил капитаном. И в какой-то момент меня окончательно взбесило то, что считалось негласной нормой, с чем все вокруг давно смирились. Это когда экипажи сбрасывались деньгами и уходили в море с забитым водкой трюмом. Капитаны колхозных сейнеров и траулеров за эту водку (и деньги) покупали капитанов и штурманов плавбаз и приёмных рыбмастеров, чтобы подходить без очереди на сдачу и приобретать излишки сырца, которого на базах всегда было с лихвой. В итоге из рейса они привозили по два-три плана, получали ордена.

Такое творилось! Команда на капитана давит – мол, мы с тобой, таким честным, ничего не заработаем! И ты понимаешь, что деваться некуда… Все это я позже описал в своей повести «Надо быть спокойным на «Упрямом»». А тогда написал очерк «Суд совести» и отправил наобум, от злости, в журнал «Дальний Восток». А тогдашний редактор Валентин Фёдоров взял его и опубликовал. Бомба взорвалась до самого Министерства рыбного хозяйства СССР, которое назначило проверку фактов, изложенных в очерке. Что тогда началось?! Меня таскали по всем партийным инстанциям, обвиняли во лжи, клеймили.  А потом нашли совсем другую причину и исключили из КПСС «за дискредитацию партийных рядов».

Резал правду-матку невзирая на чины.
Резал правду-матку невзирая на чины. Фото: Из личного архива

- Получается, ты первый об этом бардаке в море на всю страну рассказал?

- Все знали, плевались и молчали. Журналисты в то время о таком написать не могли. А что тебя удивляет? Сегодня в газетах тоже далеко не все факты предаются гласности. Но в итоге комиссия Минрыбхоза провела проверку, с выездом на Дальний Восток, Сахалин и Камчатку, и сами рыбаки всё подтвердили. Через год было сказано – прав Струначёв оказался! Раз так – начали меня, скрипя зубами, в партии восстанавливать.

Но дальнейшие отношения с КПСС у Струначёва не сложились: получив партбилет, он вскоре написал заявление о добровольном выходе из её состава, поскольку решил, что с такой партией, которая топчет своих «правых» членов, ему не по пути. Но остался в журналистике. В «Камчатской правде» для него даже создали персональную должность – корреспондента по рыболовному флоту и водному транспорту. Он не боялся резать правду-матку, невзирая на чины. И не единожды ему пришлось доказывать свою правоту в судах, которые он выигрывал. Струначёв свято верил, что если журналист имеет факты и доказательства, то справедливость восторжествует.

Однако газеты в те годы оказались один на один с диким рынком. Надо было выживать. Редакторы в «Камчатской правде» менялись, коллектив лихорадило. Как вспоминает Струначёв, изо всех щелей стала вылезать гнусь, о которой нельзя было писать: тот спонсор, тот авторитет, тот – родственник... Геннадий Яковлевич сделал попытку создать свою газету «Камчатские ведомости». Но продержалось издание всего полгода. Он плюнул и снова ушёл в море.

- Сегодня нет желания снова взяться за журналистское перо?

- Я никого в журналистике не предавал и не подставлял, никому гадостей не делал. И сегодня пишу, если есть желание или необходимость, и коллеги, редакторы газет, меня с удовольствием печатают.  

Любо, братцы, любо!

Казачество для Струначёва-Отрока – не просто корни, это его плоть и кровь, его суть. «Казак казака видит издалека» – шутит Геннадий Яковлевич. Хотя страшная история поголовного истребления казаков большевиками не оставляет места для шуток. 

- В 1990 году в стране был сделан большой шаг, чтобы возродить казачество как народ – его язык, культуру, вернуть уклад жизни и отобранные земли. Казаки всей России собрались в Москве на первый учредительный съезд 29 июня и организовали Союз казаков России. Через 5 лет был готов закон о статусе казачества, прошёл три чтения в Госдуме. (Тогда этот закон продвигал депутат-атаман СКР А. Г. Мартынов). Но демократы, испугавшись такой активности казачества, решили – пусть вступают в казачий госреестр. Президент закон не подписал, а издал указ о реестровом казачестве. Это государственные казаки, по сути, госслужащие. Им раздали чины, деньги, некоторые другие привилегии… И на этом движение вперёд единого российского казачества остановилось. Зато пошли плодиться различные самостоятельные казачьи общества со своими местечковыми атаманами, просящими деньги у государства.

Страна вернулась к патриотиму.
Страна вернулась к патриотиму. Фото: Из личного архива

- В итоге казаки разделены и разобщены. Ты каких будешь?

- Я и мои товарищи – это Союз казаков России, наша «альма-матер». Наши казаки живут в Петропавловске, Елизове, Вилючинске, Рыбачьем, Милькове, Ключах, в условных станицах. Это общественная организация. Без показухи, приписок и мифов о «тысячах сабель». Мы помогаем друг другу, детей воспитываем, юбилеи встречаем, провожаем навсегда ушедших... Делимся всем, что имеем. Известно, что на Камчатке казачество ассимилировалось с местным населением, и мы – приезжие казаки – хотим возродить здесь казачьи традиции. И главный вопрос не снят с повестки – надо на уровне государства возрождать традиционные места проживания казаков.

Пока государство думает, казаки-общественники живут по уставу. Геннадий Яковлевич ведёт спортклуб по каратэ-до Сётокан «Раздольный круг» и занимается организацией летних детских казачьих лагерей с таким же названием. По сути это походный, полевой лагерь, но аккредитованный по всем законам. В расписании – подъём и спуск госфлага России, строевая подготовка, стрельба по мишеням из пневматического оружия, уроки каратэ, рукопашного боя, фехтование на деревянных шашках, военные игры, походы, футбольные баталии. В российской армии, куда приходят казачата, их по выучке сразу ставят старшими над новобранцами, а потом предлагают идти служить по контракту…

- Геннадий Яковлевич, почему ты занимаешься лагерем, детьми?

- Так получилось, что больше некому. А у меня и  образование педагогическое, и пояс чёрный по каратэ, 2 дан. Надо же кому-то детей воспитывать в патриотическом духе! Сейчас страна повернулась к патриотизму, а ещё несколько лет назад был полный разброд. И когда мы каждое утро в лагере поднимали российский флаг, находились родители, которые фыркали. А сейчас поддерживают – так и надо!

В разговоре мы не могли не вспомнить про Казачий ключ, восстановленный и обустроенный силами казаков. Были люди, которые помогали в этом благом деле. Но нашлись и депутаты, желающие на этом просто попиариться. Дали на весь край обещания помочь и… простили. Надеюсь, они себя узнали и про обещания вспомнят. А вот, кто не обещал – выделил немного в этом году, депутат М. В. Смагин. Поклон ему от Всекамчатского Союза казаков России.

Но Казачий ключ стал не просто символом добрых дел казаков Камчатки, но и достопримечательным местом мирового масштаба.

- Наберите в Интернет-поисковике Яндекс-карты и Гугл-карты: «Казачий ключ. Петропавловск-Камчатский», и он вам в шесть секунд выдаст точное его место нахождения и отзывы о нём очевидцев. А нам власти имущие гутарят: «Но он же у вас не узаконен, поэтому и помощи не ждите». Сначала надо построить, чтобы было, что узаконивать. Если бы изначально казаки спрашивали у царей или у тойонов разрешения на строительство Усть-Камчатского, Усть-Большерецкого и т. д. острогов… Их бы давно поубивали за неимением стен, за которыми можно было укрыться. Да и сама Камчатка была бы уже не Россией.

Главное, весь город культурно набирает и пьёт чистейшую, целебную воду из нашего ключа, которая по некоторым показателям чистоты в сотню раз превышает допустимые нормы, – сказал атаман Струначев-Отрок.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Сколько дней камчатцы будут отдыхать на новогодние праздники в 2019 году?
  2. За какие действия ночью могут оштрафовать жителей Камчатки?
  3. Сделают ли дорогу на Мишенную сопку в Петропавловске?