Татьяна Боева 0 599

Из Москвы — в камчатскую тундру, или Откуда берётся тяга к путешествиям

Девушка из обычной украинской семьи получила образование в Москве, купила квартиру в столице, объездила полмира и собирается в пеший поход по камчатской тундре.

По Юго-Восточной Азии путешествовала автостопом.
По Юго-Восточной Азии путешествовала автостопом. © / Из личного архива

Однажды она два месяца в одиночку странствовала автостопом по Юго-Восточной Азии. Проехала 6 500 километров через Таиланд, Малайзию, Индонезию, остров Суматра. И ночевала только в палатке. А грядущим летом мечтает о новом походе — по дикой камчатской тундре.

Познакомились мы с Валерией Пимоновой случайно: она задумала присоединиться к камчатскому врачу и путешественнику Виктору Кошелю, запланировавшему очередной вояж от села Манилы Пенжинского района до Петропавловска-Камчатского. В таком походе ей бывать ещё не приходилось.

Полями, огородами…

Татьяна Боева, kamchatka.aif.ru: Валерия, с чего началась ваша тяга к странствиям?

Валерия Пимонова: Детство моё прошло на Украине. Однажды маме на работе дали путёвку в Евпаторию, и она взяла меня с собой. Мне было 8 лет. Время мы провели прекрасно, но потратили всю наличность: ехать обратно было не на что. Кинули клич среди отдыхающих на базе, собрали нам денег, которых хватило лишь на билеты. Но и только, мы даже без белья в поезде ехали — проводница была строгая, постель не дала. Приехали на станцию в 5 утра. А до дома — ещё километров 15. И мы решили пойти пешком. В руках — сумки с вещами. Жарко, тяжело, шли полями и огородами… Но сумку я всё равно несла сама, маме не давала. Добрались до дома к вечеру, устали. Но мне понравилось! Наверное, с тех пор и появилась тяга к путешествиям — это было так необычно!

– Мама не запрещала вам в детстве гулять одной?

– Я росла практически без запретов. Просто мама мне всё объясняла. Например: «Лера, ты можешь прийти поздно, но знай, что я буду волноваться и не спать!». Ну как после такого будешь задерживаться? И я не злоупотребляла свободой, жалела маму. Но росла пацанкой, на свободе, в провинциальном городе — обычной жизнью советского ребёнка.

И дальше бы так жила, наверное, если бы не развал Советского Союза. Сказался он на нас очень сильно. Стали закрываться шахты, в том числе наша, Максимовская, при которой мама работала организатором в клубе. Будущее представлялось туманным, и она поехала на заработки в Россию. Пристроилась в Подольске, в Подмосковье. А я с бабушкой осталась в Стаханове. Жилось нам туго. Помню, сварила бабушка гречку с картошкой вперемежку — мне не понравилось. А больше есть было просто нечего! Через год мама приехала, и я слышала, как бабушка ей сказала: «Это — для ребёнка, а я питаюсь ещё хуже!».

И мама забрала меня к себе в Подмосковье. Я как раз успела окончить 8 классов. Жили в крохотной съёмной комнатке в одноэтажном доме. Мама работала продавцом: летом — на лотке с мороженым, зимой — в палатке с бытовой химией, закутавшись в стёганую куртку и пуховый платок. Денег хватало, чтобы заплатить за жильё и отдать долги за продукты, взятые под запись. Мама часто плакала, получая зарплату. Было время, в холодильнике стояла только кастрюля с супом из одной картошки. И ту мы по вечерам втихую на хозяйском огороде подкапывали…

Нелегалы

– Вы жили без прописки?

– Да, мы были нелегалами. Спасибо, что сдавали нам комнату, не спрашивая регистрации: люди понимали, как несладко беженцам с Украины.

Мне очень повезло, что взяли в 9 класс. Аттестат был отличный, и директор школы, мудрая женщина, записала меня в журнал под свою ответственность. Когда я оканчивала школу, могла получить медаль. Но дать её не смогли из-за отсутствия российских документов.

– Что было дальше?

– С высшим образованием тоже повезло. У меня есть крёстный, который жил на Чукотке. Он и помог: дал 15 тысяч рублей, чтобы нужные люди в институт «протолкнули». В 2000 году это были большие деньги! И меня взяли на бюджетное отделение одного из университетов, на факультет бизнеса и управления. Вообще-то я хотела на педагогический, но там были т-а-а-к-и-е цифры, чтобы поступить!

– Разве и в пединститут тогда поступали за деньги?

– Бесплатно — только граждане России. А я по паспорту — украинка. С Украины тогда хлынул поток беженцев, и получить гражданство было просто нереально.

Училась я на вечернем. Утром ездила в Москву — работала курьером, развозила документы, а вечером возвращалась в Подольск и училась. Все выходные — тоже. Через 5 лет окончила институт, получила диплом и задумалась: а что дальше? Сначала-то собиралась вернуться на Украину, жить в Киеве. А потом опомнилась. Какой Киев? Вся сознательная жизнь прошла в России, у меня здесь друзья, а там — никого. И знакомые говорили в один голос: «Не уезжай! Поможем тебе получить гражданство!». Но… Чтобы получить гражданство по квоте, нужно было очень много заплатить.

– То есть, снова дать взятку?

– Ну, да. Или со своим жильём, которого не было. Третий вариант — выйти замуж. В конце концов, этот вариант и случился. Мой хороший друг предложил расписаться только для того, чтобы я смогла стать гражданкой России. Это была упрощённая схема получения гражданства, без 5 лет вида на жительство — за два года.

– Ничего себе «упрощёнка»!

– Да, два года жизни были посвящены этому. Эпопея! Много слёз и ощущение замкнутого круга. Очередь в ОВИР с трёх часов ночи, чтобы попасть на приём. Все анализы: на СПИД, туберкулёз, сифилис и т. д. Придирались к каждой запятой! Баснословное количество бюрократических процедур, каждый шаг — преткновение. Это если делать без денег, самостоятельно. Были, конечно, фирмы, которые делали всё быстро за вознаграждение, но у меня таких средств не было.

И когда я получила, наконец, краснокнижный российский паспорт, села прямо на ступеньки и расплакалась.

Удачный расклад

– А как же родные?

– Гражданство я получила в 2007 году. Мама тогда вернулась на Украину ухаживать за бабушкой. А когда там началась война, я поехала и забрала их к себе насовсем. Это — отдельная история. К тому времени мне посчастливилось случайно приобрести в Подмосковье однокомнатную квартиру за миллион рублей, да ещё в долг. И я благодарна за это судьбе! Это было в 2013 году. А в 2014-м начались бомбёжки под Луганском. Мама позвонила и сказала: «Границы перекрыты, мы не можем выехать!». Помогли сбежать из-под бомбёжек активисты: они предупредили моих, что открылось «окно» на границе, но надо спешить. Мама взяла только документы и успела собрать небольшую сумку. Да бабушку подхватить на ходунках — бабуле было 87 лет, у неё приключился перелом шейки бедра. В общем, вывезли моих родных в Ростов, оттуда я их и забрала.

Так что у меня всё в жизни складывается удачно! Маму и бабушку поселили временно в квартире ещё с двумя семьями — бесплатно, на благотворительной основе. Нашлись добрые люди! Как только я отдала долг за своё жильё и смогла в него въехать, маму с бабушкой попросили освободить благотворительное помещение. И я отдала свою квартиру родным, а сама стала снимать комнату в Москве, всё равно там работала.

– Кем, если не секрет?

– Я — менеджер, специалист по продажам мрамора и гранита. Год после института работала в аудиторской фирме, а потом стала искать занятие поинтереснее. Привлекло меня объявление о работе с клиентами по натуральному камню — необычно. Поехала на собеседование. На складе показали плиты — всех цветов радуги. Оказалось, что только мрамора существует около 200 разновидностей, у каждой — своё название, цвет, фактура. И 80 видов гранита. Я заинтересовалась и стала всё это учить.

По этой специальности отработала 10 лет, стала профессионалом, сумела заработать на квартиру в Москве — маленькую, правда, всего 19 «квадратов». Она пока строится. Параллельно путешествовала, занималась альпинизмом, а потом ещё и водным туризмом. У мамы было много пластинок, в том числе Визбора и Высоцкого. С их песнями я и впитала любовь к горам: была уверена, что альпинизмом занимаются настоящие люди! Совершила восхождения на Эльбрус и Казбек, Малые Гималаи в Китае, горы Тянь-Шань в Киргизии. На байдарках сплавлялась по подмосковным рекам, в Карелии, участвовала в фестивалях по водному туризму, даже поставила рекорд по самому быстрому прохождению маршрута. Занимаюсь спортивным ориентированием. Когда училась — уходила в лес одна и там ночевала.

– А как оказались на Камчатке?

– Всё время мечтала попасть сюда! Друзья позвали, мне посчастливилось купить дешёвые билеты. Решила отдохнуть от Москвы. Живу в гостях, чтобы содержать себя, — работаю. И мечтаю теперь сходить в поход по камчатской тундре.

Тяга к путешествиям появилась в детстве.
Тяга к путешествиям появилась в детстве. Фото: Из личного архива

Досье
Валерия ПИМОНОВА. Родилась 15 мая 1983 г. в г. Стаханов Луганской области. Окончила Московский государственный открытый университет. В настоящее время работает менеджером в торговом центре.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Как не подхватить кишечную инфекцию?
  2. Как на Мутновских ГеоЭС готовятся к зиме?
  3. Как оформить ипотечный кредит?