0 121

Кадр в непростых условиях. Как рождаются фотошедевры

Камчатский фотограф выиграл Гран-при всероссийского конкурса.

«Для рыбалки нет плохой погоды».
«Для рыбалки нет плохой погоды». © / Александр Терещенко / Из личного архива

Морозный март, река Большая. Лунки во льду, рыбаки ловят корюшку. В какой-то миг налетает снежный заряд. Фантастический свет заливает зимнее небо… люди плотнее закутываются в тулупы, замирают. Рыбак и фотограф Александр Терещенко выхватывает фотоаппарат и делает несколько снимков.

Вот так рождаются фотошедевры. Одна из как будто случайно сделанных на той рыбалке фотографий была удостоена Гран-при всероссийского конкурса «Я в сердце изображения» на лучшую работу, сделанную на технику Nikon. Более 5 тысяч участников, более 35 тысяч фотографий, присланных на суд авторитетного жюри. Более 50 призов победителям и участникам. А Гран-при в номинации «Любители» был отдан камчатскому фотомастеру – фотоаппарат Nikon D750 и фоторюкзак впридачу.

Послал и забыл

- В начале лета, было много работы, поэтому на предложение фирмы Nikon я ответил, скорее, из уважения к японской технике, отправив несколько свежих фотографий камчатской природы. В июле я вместе с дочками и внучками отдыхал в Абхазии. Интернета не было. Только в начале августа, приехав к сыну в Санкт-Петербург, на сайте конкурса увидел поздравления с победой, - рассказывает Александр Николаевич. – Я тут же связался с организаторами и просил их вручить мне фотоаппарат, поскольку уже рвался на Камчатку, где была запланирована поездка на Толбачик. Увы, мне отказали. Да ещё выяснилось, что я должен государству деньги - налог за приз.

Что интересно, по условиям конкурса, все 12 членов жюри должны были проголосовать за фотографию-победителя единогласно. Если хотя бы один против – вылетаешь. Зато в Интернет-комментариях к итогам конкурса я такого о себе начитался! Что, мол, никакой я не любитель, раз снимаю такой дорогой оптикой. Но она принадлежит моему товарищу, я ей только пользуюсь.

- Получается, народ обзавидовался?

- Да, и в Интернете между собой ругаются. Я  в полемику вступать не стал. Прилетел на Камчатку, и вместе с моим другом, писателем и журналистом Михаилом Жилиным удачно сходили и поснимали на Толбачике. Удивились нашествию туристов к подножию вулкана. Уже дома я получил приглашение на открытие выставки и вручение наград фотоконкурса.  Купил дешёвые билеты по пенсионной программе и рванул в Москву. 

- Организаторы конкурса не обманули ваших ожиданий?

- Выставка проходила в Доме фотографии имени братьев Люмьер на Болотной набережной. Приятно, что мою фотографию напечатали в большом формате, в прекрасном разрешении. Церемонию вручения наград вёл гендиректор фирмы Nikon в России Тошио Асакзаки, молодой японец, прекрасно говорящий по-русски. Вручение наград начали с любителей, первым вызвали меня…

Понравилось, что к каждой призовой работе Виктор Лягушкин, фотограф National Geographiс, написал ёмкую профессиональную аннотацию. На церемонии ко мне подошёл Роберт Максимов, известный в России спортивный фотограф. Поговорили о Камчатке, где он бывал, о нашем фотоклубе.

Кстати, за родной фотоклуб «Камчатка» меня распирала гордость вдвойне. У нас эта фотография с рыбалки заняла только второе место. Это о чём-то говорит? Мне даже неудобно о своей победе товарищам рассказывать – есть и покруче меня, только сидят скромнее… Кстати, Роберт Максимов пообещал приехать на Камчатку не один – с принцем Монако.

Кстати
Член жюри конкурса Виктор Лягушкин так охарактеризовал работу победителя: «Фотография — это светопись. Красивый свет может создать прекрасный кадр на пустом месте, так же, как и некрасивый убить самую интересную задумку. Александр Терещенко сумел поймать отличный момент в непростых условиях. Видно, что очень холодно, но рыбаки самоотверженно ждут добычу. Гран-при в любительской категории этот кадр получил за прекрасный, безупречный свет. Заходящее солнце и низкая облачность придали сцене инопланетный вид. Кажется, что это не рыбаки ловят рыбу, а космонавты, потерявшиеся на далекой планете, ждут спасения. Браво!»

Кижуча – нет, речки пустые

- Александр Николаевич, а вы тогда, на реке Большой, корюшки-то наловили?

- Мало! Совсем! Это отдельная тема, не наступайте на больные мозоли.

- А в чём дело?

- Про недавний краевой чемпионат по ловле кижуча в пустой реке Большая читали? Было 160 участников, только 41 поймал по кижучонку. Я два поймал, редко кому удалось добыть больше. После этого ещё неделю сидел на речке – две штуки поймал! Каково?

Разве можно в нерестовой речке ловить сетями? В советские годы это было запрещено. Вадим Георгиевич Колегов, старожил Усть-Большерецкого района и ветеран рыбацкой отрасли, рассказывал, что по всему камчатскому побережью было всего 200 ставных неводов, и стояли они не ближе чем в 15 километрах от устьев рек.  Сегодня разрешено всё, и это второе пришествие капитализма окончательно прикончит речку. Я это со всей ответственностью заявляю!

В былые годы кижуча можно было поймать с 10 августа в Аваче и до 30 октября. Мы даже в ноябре выходили на Паратунку и ловили кижуча. Трудно, но ловили. Сегодня, если в первую неделю не ухватишь, можешь про кижуча забыть. Лицензии будешь покупать, а ловить гольца. И этот год ситуацию наглядно подтвердил.

В конкурсе участвовали более 5 тысяч фотографов.
В конкурсе участвовали более 5 тысяч фотографов. Фото: Из личного архива

- Браконьеры виноваты?

- С браконьерством в течение 25 последних лет мы боролись только на словах. И правоохранители, и наука расписывались в собственном бессилии, мол, браконьерство – неизбежное зло, его нельзя побороть! Стрельба, рейды, погони – всё это делалось для показухи, отчётов и доверчивых бабушек. Уже на следующее утро всё возвращалось на круги своя. Смешно! Я открыто публиковал фотографии бракуш, и никакие правоохранители внимания на это не обращали.

- Но ведь этот год, как сообщается, стал прорывным в борьбе с браконьерством!

- Действительно, оказалось, когда захотим, то и с браконьерством можем потягаться. Лов на кижуча я закрыл в первых числах октября. Однако браконьеров вроде нет, но и рыбы нет. Так кто  виноват – спиннигисты? Нет – промышленники, их неуёмные аппетиты. Гнать их надо с нерестовой речки на береговую линию, подальше от устьев, чтобы рыба подходила. А клюнет она или нет, это уже кому как повезёт.

- Выходит, второе пришествие капитализма пострашнее браконьерства?

- В книге «Рыбаки Камчатки» (1949-го года издания) рассказано о реке Озерная: как только русские научились готовить красную икру, а это был 1909-й год, Озерная приказала долго жить – за три-четыре года выдрали всё. И спасла речку только советская власть, которая навела порядок – рыбвод, надзор, отраслевые институты и плановое хозяйство. Молодому капитализму не под силу была река Большая, не могли они её «освоить». А современное, второе пришествие – это уже новый уровень. Кижуча фактически нет. Есть надежда на чавычу – благодаря запрету дрифтерного промысла.

Если бы нашлись помощники, спонсоры, я бы с удовольствием сделал фотовыставку под условным названием «Быть ли Камчатке рыболовным раем?». Есть уже фотозаготовки на тему, как уничтожали кижуча. Есть фотофакты о чавыче. Вот сидят мои сыновья, рядом – 15-килограммовая красавица-чавыча. А вот из свежего – рыбак с маленьким чавычонком, каких ловим сегодня. А дальше - впору рисовать чёрный квадрат и красный знак вопроса. 

Любовь с первой встречи

Рыбалка для Александра Терещенко – не просто хобби, и даже не профессиональная страсть, а образ жизни. И он знает, о чём говорит, о чём болит его душа.

- Александр Николаевич, вы рыбачить начали, уже став камчадалом?

- Я в пять лет поймал своего первого окуня – и всё! Семья жила в посёлке под Тюменью, и, во многом, – за счёт даров природы. Всё свободное время пропадал с удочкой на речке. Или в лесу, собирал и ягоды, и грибы. У меня была обязанность натаскать груздей на засолку, на 7-ведёрную бочку.

А когда приехал на Камчатку, обнаружил, что здесь реки не пахнут! И несколько лет местную рыбалку не признавал. Пока один приятель мимоходом не назвал меня «бесталанным» по этой части. Вот тут я закусил удила и начал осваивать премудрости чавычовой рыбалки.

- В Тюмени вы закончили Индустриальный институт, получили специальность строителя нефтегазовых трубопроводов, весьма хлебную. А на Камчатку были «сосланы» по распределению военной кафедры. Не жалеете, что задержались здесь на долгие годы?

- Да, мой выпуск в институте по этой специальности был первым, выпускники – нарасхват. Мог бы стать газовым генералом, как многие мои однокашники. Но прилетев в Петропавловск, не распаковав чемодан, сразу же отправился осматривать окрестности. От Рябиковской прошагал до морского порта, пересёк Никольскую сопку, по Озерновской косе, от кинотеатра «Октябрь» поднялся на сопку Мишенную… И всё – влюбился! Изумрудная бухта, зелень, вулканы…

Уже со второй зарплаты я купил фотоаппарат «Зенит», позже вступил в фотоклуб «Камчатка». И с тех пор неразлучен и с клубом, и с фотоаппаратом. Кстати, в 1980-е годы я избирался председателем клуба, нам было присвоено звание Народного. Наши фотомастера очень сильные, клуб живёт, молодёжь приходит. Но вот уже 40 лет народный фотоклуб не имеет своего собственного помещения, и это очень огорчает.

Александр Терещенко.
Александр Терещенко. Фото: Из личного архива

Досье
Александр ТЕРЕЩЕНКО. Родился 2 марта 1949 года в городе Тюмени. На Камчатке с 1971 года. Член Союза фотохудожников России и краевого фотоклуба «Камчатка», его персональные выставки проходили в Петропавловске, Санк-Петербурге, других городах. Неоднократно становится призёром и победителем всероссийских фотоконкурсов.

Елена Крайняя

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Сколько дней камчатцы будут отдыхать на новогодние праздники в 2018 году?
  2. Как управлять автомобилем в гололёд?
  3. Как оформить ипотечный кредит?